Сергій Лівенцов:«НОВА ПОЛІТИКА» завжди відкрита до діалогу Володимир Семиноженко: Потрібно жити своїм розумом, будувати країну виходячи із власних інтересівМи не були готові до асоціації в 2013 році і так само не готові до неї сьогодні.
ГоловнаГлавная
Регiональнi організацiї

Пошук

Теги

Пряма мова

Версія для друку 30 жовтня 2009

Владимир Семиноженко: Большая Европа: от Одессы до Ялты

Большая Европа: от Одессы до Ялты

Шесть лет назад Европейская комиссия опубликовала доклад, в названии которого впервые прозвучало словосочетание «Большая Европа», подразумевающее некий новый формат общеевропейского пространства, в котором разделительные линии, доставшиеся континенту в наследство от холодной войны и ХХ века в целом, если не исчезнут совсем, то хотя бы «растушуются».


   Но до сих пор судьба этой инициативы остается туманной – по целому ряду причин. Во-первых, потенциальные участники этого проекта сильно расходятся в терминах: Евросоюз готов говорить только о новой политике соседства, а Россия – уже о новой геополитической реальности. Во-вторых, глобальный кризис смешал все карты и в экономике, и в международных отношениях, и сегодня отсутствует ясное видение того, в каких очертаниях проявятся нынешние экономические лидеры и аутсайдеры в посткризисном мире. И, в-третьих, Большая Европа пока не склеивается в единое целое из-за…Украины.
   Недавно в Украине состоялось два крупных события, так или иначе связанных с обсуждением перспектив нашей страны как участника европейских и мировых процессов: Международная конференция Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций»: «Большая Европа: диалог Запада и Востока» в Одессе и Шестой ежегодный неправительственный форум «Ялтинская европейская стратегия». Однако если в первом случае идея Большой Европы обсуждалась со всей возможной серьезностью, то в Ялте, несмотря на всю глубину этой проблематики, она, в общем-то, должным образом «не прозвучала».
    Почему политики, государственные лидеры, интеллектуалы из России, Европы и других ведущих стран мира готовы говорить о Большой Европе в одной ситуации и абсолютно не готовы в другой? И какой должна быть роль Украины в обсуждении перспектив Большой Европы и осуществлении практических шагов в этом направлении? Ответить на эти вопросы – значит решить одно из главных уравнений современной европейской политики.
                                                  Слишком большая Европа
   На территории европейского континента расположены 45 государств (включая новообразованную страну Косово). 27 из них уже являются частью Европейского союза, остальные – уже никогда не будут являться. Сегодня совершенно очевидным является факт невозможности дальнейшего расширения Европейского союза, который несколько лет трещит по швам под давлением внутренних проблем: непаритетные отношения «Старой Европы» и «младоевропейцев», невозможность принять Конституцию ЕС, неповоротливость европейской бюрократии, раскалывающее влияние амбиций Соединенных Штатов с одной стороны и России – с другой. Растущая сложность сосуществования внутри Европейского союза практически сводит на нет конкурентные преимущества, связанные с созданием единой европейской мегаэкономики, а некоторых даже заставляет сомневаться в целесообразности всего проекта в целом. Чем, как не скрытым саботажем внутри ЕС, является конституционная тяжба или рекордно низкая явка избирателей на последних выборах в Европарламент?
    Итак, Евросоюз достиг своих пределов и больше не может служить институтом общеевропейской консолидации. Однако вопрос далеко не исчерпан, ведь сохраняющийся водораздел между центром и периферией не только противоречит краеугольному принципу европейского сообщества – открытости – но и представляет собой ощутимую угрозу безопасности Европы. Осознавая необходимость поиска новых ключей к европейскому единству, Еврокомиссия и предложила концепцию Большой Европы как особой формы Европейской политики добрососедства, адресованной не столько «зависшим» в европейском вакууме Украине, Молдове, Грузии, сколько России.
    Современная Россия стала крайне интересной Западу. В Европе растет понимание того, что, действуя в отрыве друг от друга или даже соперничая, Россия и Европа не смогут претендовать на роль первостепенных центров силы, равных США и Китаю. Поэтому для сегодняшнего Евросоюза именно Россия – крупнейший и чуть ли не единственный ресурс, чтобы успешно конкурировать в мире будущего. Если Европа хочет выжить, она может это сделать только в «большом» формате. Свидетельством тому стала инициатива о создании четырех общих для России и Европейского союза пространств – в сфере торговли и экономики; свободы, безопасности и правосудия; внешней политики и безопасности; а также науки, образования и культуры. Не затухают дискуссии и о возможном создании общеевропейского энергетического пространства, которое может снять с повестки дня ключевой в отношениях России и ЕС конфликт интересов, связанный с торговлей энергоресурсами, в первую очередь – газом.
    Однако кроме взаимного стремления к сближению, которое демонстрируют сегодня обе стороны, Большой Европе необходимо институциональное воплощение, то есть формирование определенных институтов, которые будут координировать политику и вырабатывать общие решения. А в этих деталях и притаился дьявол. Ныне действующие европейские институты, которые могли бы выполнять эту роль – Совет Европы, ОБСЕ, ПАСЕ и др. – сегодня скорее разъединяют Россию и ЕС, нежели служат объединению.
                                             Слишком большая Россия
   Владимир Путин в качестве Президента Российской Федерации являлся одним из самых яростных критиков позиции ОБСЕ и других институтов Совета Европы. Россия – слишком большая территориально (занимает две третьих территории всего континента) и геополитически страна, чтобы вмещаться в узкие рамки европейских правил построения демократии, ведения торговых операций, осуществления политики безопасности и так далее.
   Путь в Большую Европу через интеграцию или ассоциацию для России абсолютно невозможен, равно как и неадекватен статус «соседа». Во-первых, сегодня Россия является вполне самостоятельным и влиятельным субъектом международной политики. Во-вторых, в силу своей цивилизационной миссии она, как и ЕС, всегда будет служить «центром притяжения» для других государств. Поэтому успешный диалог между ЕС и Россией возможен только на равных, как сильного с сильным. Большая Европа невозможна без Большой России.
   Однако готовы ли в ЕС согласиться с такой постановкой вопроса? Очевидно, нет. При всей видимой инновационности нынешней европейской политики, странам Союза сложно отказаться от известной формулы Самюэля Хантингтона «The West and the Rest» и перестать предлагать в качестве фундамента межгосударственного сотрудничества исключительно европейские ценности, считая их универсальными и окончательными. К тому же для большинства европейских стран усиление России до сих пор остается тревожной проблемой.
Но парадокс заключается в том, что широкому объединительному процессу в Европе сегодня препятствуют не столько миссионерские амбиции ЕС или «имперские» амбиции России, сколько наличие на континенте стран со слабо очерченным суверенитетом. В первую очередь – Украина.
                                          «Слишком большая» Украина
  Украина – это большое государство в самом центре Европы – по-прежнему является «глобальной периферией», а значит, и зоной потенциальной нестабильности на европейском континенте. Геополитическая ситуация поменялась, а Украина остается раздражающим фактором. И не только для России, но и для Европы.
   Посредством Украины в Европе до сих пор воспроизводится противостояние времен холодной войны. Для многих амбициозных государств, в первую очередь – США, Украина выступает инструментом сдерживания России.
В свою очередь, некоторые российские политики охотно откликаются на такие провокации. Одиозные заявления о том, что Россия должна вернуть Украину чуть ли не силой, вызывают закономерную настороженность на Западе, вредят самой России и потому блокируют проект Большой Европы.
   Проблема в том, что решать «украинский вопрос» сегодня некому. Это только кажется, что вокруг Украины бушуют политические страсти. На самом деле непрофессиональная, а местами – просто иррациональная внешняя политика украинской власти уже привела к тому, что наше государство стало не интересным ни Западу, ни России.
   В лучшем случае Украину удерживают в «зоне досягаемости» посредством евроинтеграционных обещаний без конкретных сроков и обязательств. Последний по времени пример – проект «Восточное партнерство». С самого начала это было идеологическое мероприятие, рассчитанное на «трансляцию демократии» без каких-либо серьезных целей. В этом смысле оно ничем не отличалось от принятых раньше программ «Европейское добрососедство» и «Черноморская синергия». Тот же набор правильных тезисов и то же отсутствие конкретных механизмов их реализации.
   В худшем случае Украину игнорируют. Уже в ближайшем будущем это игнорирование может стать тотальным. Украина окончательно обретет статус «безнадежного маргинала», и везде, где это только возможно, будет исключена из международной кооперации. Деструктивные политические процессы станут вообще бесконтрольными – в итоге Украина достаточно быстро превратится в «территорию без государства».
   Украину уже сегодня стремятся исключить из системы партнерских отношений в газовом диалоге, экономическом сотрудничестве. Слишком непредсказуемым и ненадежным партнером она себя зарекомендовала.
  Однако как бы ни стремились страны ЕС и Россия решать важные вопросы «через голову» Украины, при всем их желании, эту страну с 46 миллионами населения, арсеналом баллистических ракет, пятью атомными станциями, просто так не обойдешь и не сотрешь с европейской карты. Любой интеграционный процесс в Европе неизбежно «споткнется» об Украину.
  Согласно отчету Генерального секретаря ООН по мониторингу мирового населения, Украина занимает четвертое место в мире по количеству международных мигрантов (6,8 миллиона международных мигрантов в год, что составляет 3,6 процента от общего количества мигрантов в мире).
  По данным Международной организации миграции, количество нелегалов в Украине превышает норму в 25 раз. По самым скромным подсчетам Службы безопасности Украины, через территорию Украины проходит ежегодно не менее 50 тысяч нелегалов (реальная цифра, как минимум, в два раза выше). В 2008 году у нелегалов было изъято 718 килограммов наркотиков и свыше 6 тысяч единиц оружия. Понятно, что иметь под боком большую и абсолютно неуправляемую страну не захочет никто.
   Поэтому единственный позитивный сценарий вхождения Украины в новую геополитическую реальность – это укрепление её субъектности. Вместо того чтобы быть «страной преткновения» для Европы и России, Украина должна стать связующим звеном двух ключевых проектов современности – Большой Европы и Большой России.
   Остается главный вопрос: с чего начать? Я вижу как минимум два стратегических направления, где Украина могла бы занять четкую позицию и тем самым отстоять свои национальные интересы.
   Первое. Сегодня руководство Европейской комиссии предлагает Украине выбирать между зоной свободной торговли в рамках ЕЭП и свободной торговли с ЕС. Это ложный выбор. В наших интересах настоять на том, чтобы переговоры о создании Зоны свободной торговли с ЕС велись в трехстороннем формате, то есть с участием России. Только в этом случае нам удастся прийти к действительно сбалансированному соглашению, что жизненно важно в условиях кризиса.
   Второе. В декабре этого года исполняется 15 лет с момента подписания меморандума «О гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия», более известного как Будапештский меморандум. Я думаю, эта дата является отличным поводом, чтобы Россия – как ключевой гарант безопасности Украины – публично поддержала нашу общественную инициативу о повышении статуса меморандума до международного договора и тем самым подала четкий сигнал международной общественности. Конечно, это не снимет проблему «втягивания» Украины в НАТО, однако серьезным аргументом в пользу её нейтралитета станет точно.
   20 век научил нас тому, что международная стабильность не может быть построена на диктате силы. Начало 21 века убедительно показало, что мир никогда не сможет эффективно развиваться по унифицированным правилам – ни в политике, ни в экономике. Ключ к гармоничным отношениям – сотрудничество разных, но равных. Успешный диалог цивилизаций состоится тогда, когда его участниками станут Большая Европа и Большая Россия.
    Что из этого следует? Даже если предположить, что у нынешней украинской власти есть четкий прозападный курс, эта дорога все равно ведет в никуда, потому что уже нет того «Запада», который представляет себе президент Ющенко и его идеологи. Украина не может получить никаких дивидендов ни в политике, ни в экономике, оттолкнув Россию и так и не примкнув к Европе. Это будет означать окончательную провинциализацию украинского государства. Такова логика современной геополитики.
   Так что идея Большой Европы сама по себе не является ни одиозной, ни слишком футуристичной – такой она кажется только тогда, когда серьезные вопросы «размениваются» на предвыборные лозунги.
   Страна, где место государственной политики давно оккупировано популизмом и демагогией, где власть делает всё возможное, чтобы переложить на кого-то другого бремя независимости, где вместо национальных интересов отстаиваются бизнес-интересы нескольких семей – представляет большую проблему не только для самой себя, но и для всей Европы.

Джерело: Прес-служба Громадянського руху "Нова Україна"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Повернутися до архіву

Архів

Опитування

Мир на сході настане завдяки:

Результати опитувань

Пряма мова

Карта нової україни

Вiдео

Останні обговорення

Форум