Володимир Семиноженко: Потрібно жити своїм розумом, будувати країну виходячи із власних інтересівСергій Лівенцов:«НОВА ПОЛІТИКА» завжди відкрита до діалогу Ми не були готові до асоціації в 2013 році і так само не готові до неї сьогодні.
ГоловнаГлавная
Регiональнi організацiї

Пошук

Теги

Пряма мова

Версія для друку 14 грудня 2009

Наталья Горбенко: Унитарность является устаревшей формой связи центра и регионов

Унитарность является устаревшей формой связи центра и регионов

Моя главная цель - вооружить думающего гражданина дополнительными аргументами для принятия решения.


Тема, мной избранная, относятся к категории краеугольных камней «стены» украинских проблем, разделяющей общество и власть; Украину и Европу; производителей и потребителей; обманутых и справедливость; стариков и нерожденных; латифундистов и крепостных...

Это тема - федерализма.

Нет, наверное, необходимости подробно и популярно объяснять, что федеральными государствами являются любимая «свидомыми» украинцами больше родных полонын Канада и вечный образец свободы и демократии - США, а также Мексика, Австралия, Швейцария, ФРГ, Австрия, Бельгия. В последние годы всё усиленнее федерализуются Великобритания, единству которой уже не хватает личной унии трёх корон, осуществляемой монархами Виндзорской династии.

В Интервью с МАРГАРЕТ ГЕРМАНС, главой комитета сотрудничества Украина — Бельгия в бельгийском парламенте газете "2000м №16 от 17-23 апреля 2009 года (http://news2000.org.ua/a/62526), она заявила:

Думаю, рано или поздно Украине придется принять решение — стать федерацией. И каждый ее гражданин будет выбирать, к какому региону ему принадлежать. Мы делаем в Бельгии такой выбор на основе языка.

В общем, федерализация в современном мире является средством предотвратить распад страны по конфессиональному, этническому и даже по территориальному принципу, а никак не способствовать оному распаду. Даже унитарные государства Европы идут по пути усиления самостоятельности региональных властей, оставляя за центром лишь исконные общегосударственные функции. Это уменьшает количество претензий к центральной власти со стороны избирателей. Чего требовать от Берлина решения коммунальных проблем, если они полностью зависят от местных властей? Это снижает и межнациональные трения. Франко-швейцарцам, германо-швейцарцам и итало-швейцарцам нечего делить. Своими кантонами они управляют, как хотят, говорят на своём языке, принципиальные для всей страны вопросы выносят на референдум. При этом, граждане заранее готовы подчиниться результатам всенародного волеизъявления, даже если оно не совпадёт с их собственной позицией, а разница составит сотые доли процента. Франкоговорящий канадский Квебек, например, до сих пор не отделился от «английских оккупантов» только потому, что сепаратисты не могут набрать в ходе референдума достаточное количество голосов за отделение. А не могут они набрать этих голосов, потому, что умеренные французские патриоты считают, что их французскость в федеральном государстве никак не ущемляется, и голосуют протии отделения.

Только гибкая федеративная система позволила России сохранить государственное единство, несмотря на «парад суверенитетов» начала 90-х годов. У унитарного государства не хватило бы сил бороться с половиной своих регионов.

А что же с Украиной? Конституционная основа федерализма на Украине есть - это раздел посвященный автономии Крыма. Если Квебек является автономией, следовательно, Канада является федерацией. Если Крым - автономия, следовательно, Украина является федерацией. И возвращаться к принципу унитаризма считаю нецелесообразным.

В продолжение долгих столетий Украина не представляла собой также и единой территориальной структуры. В современных границах она является довольно поздним образованием, окончательно сформировавшимся только после присоединения западноукраинских земель перед и после Великой Отечественной войны, а также передачи в 1954 г. в ее административную юрисдикцию Крымской области.

К сожалению, опыт восемнадцати суверенных лет (и особенно — последних пяти) не дает уверенности в том, что мы оказались подготовленными к решению непростых государственно-созидательных задач. Более того, многое указывает на то, что сложный и противоречивый опыт нашего исторического развития совершенно не учитывается в строительстве новой Украины. Особенно показательным примером этого является «оранжевая революция», разделившая народ Украины на национально сознательную и национально несознательную его части. И, что печальнее всего, граница между ними обрела четкие географические очертания. Третий нерегламентный тур выборов президента, а затем и незаконные досрочные выборы ВР в 2007 г. по существу закрепили этот географический разлом и политически.

Поэтому расхожее выражение нашего президента — «моя нация» — может восприниматься разве что со значительной долей иронии. Нации нет. Ни украинской этнической, ни украинской политической. Можно говорить лишь о народе Украины, который представляет собой совокупность этнокультурных общностей с различными ценностными ориентациями. В то время как жители Восточной и Центральной Украины, в т.ч. и нашей Черкасской области, которые исторически длительное время были в составе Российской империи и Советского Союза, в большинстве своем поддерживают идеи солидарности с родственными русским и белорусским народами, жители Западной Украины, находившиеся веками в составе Польши, Австро-Венгрии, Румынии и Словакии, живут воспоминаниями и мечтами о Европе.

Но если понимаем, что мы часть большого мира и не хотим отличаться от него, то пора начинать думать. Пусть не о братстве. Но хотя бы о реальной свободе и равенстве. Всех — перед законами. Всех — в правах. В том числе и вправе быть хозяином в своем доме.

Нам давно пора не отвлеченно, а исключительно с позиций практичности задуматься о правах и о равенстве регионов, которые не могут быть немы. Ведь из регионов состоит Украина.

Мой дядя - Герой Советского Союза, который погиб во время войны и наверное до последних дней верил в Сталина. Мой папа — русский, тоже был предан идеям коммунизма и осуждал Горбачева с первых дней его правления. Мама — украинка. У меня много друзей, которые голосовали за Ющенко. Я голосовала за другого. Интересно, надо ли считать предателями моих друзей?

Я — гражданка Украины, всю жизнь прожила здесь, но мой родной язык — русский. Но я разговариваю и на украинском. И я не понимаю, почему знание украинского в моей стране стало чуть ли не критерием профессионализма.

В моей жизни без федерализма никак нельзя. Ведь чтобы любить всех, а я по-другому не могу и не хочу, надо уважать (не разделять, а уважать) и мнение друзей и окружающих меня людей. Каждый из них прав по-своему.

Я избрала федерализм, ведь унитарно объединить, даже в собственном сознании, моих родственников друзей, знакомых невозможно. Во мне течет русская и украинская кровь, кровь коммунистов и обиженных ими дворян; можно сказать, что я — небольшая модель Украины.

И думаю, что федерализм — лучшее для нашей страны решение. Нельзя сплотить нас ни общегосударственным украинским языком, ни постоянно называя людей «своей нацией». Ни громкими лозунгами, ни пакетами с надписью «Я люблю Украину». Есть простая истина: живи сам и дай жить другим. Давайте же не мешать друг другу и не указывать, какие песни кому петь.

Для того чтобы все мы, дети Украины, полюбили свою мать, она обязана быть чуткой к каждому. У всякого города и региона должно остаться право сохранить свои собственные ценности, свою культуру.

Но чем угрожает государственному статусу украинского языка признание русского официальным в отдельных регионах? Когда областные советы юга и востока Украины начали объявлять на подведомственных им территориях русский язык вторым официальным. Жизнь сама нашла решение этой непростой проблемы. И могла бы отпасть необходимость перед каждыми очередными и внеочередными выборами будировать вопрос о придании русскому языку общегосударственного статуса.

Но не тут-то было. Из Киева послышался грозный глас, что такие решения облсоветов заслуживают адекватной реакции прокуратуры и судов. Вскоре она и наступила. После чего облсоветы послушно исполнили монаршую волю. В результате все оказались несостоятельными в рациональном решении проблемы русского языка. И не надо быть провидцем, чтобы предположить, что она и впредь будет яблоком раздора в общественно-политической жизни Украины.

Полную несостоятельность власть предержащие продемонстрировали и продолжают демонстрировать в церковных делах. Их невежественное вмешательство ничего, кроме вреда, не приносит как самой церкви, так и стране в целом. Казалось, в этой сфере можно было научиться следовать мудрому церковному завету: «Богу Богово, а кесарю кесарево». Но, ни учиться, ни руководствоваться здравым смыслом наши властители не желают. Постоянно из наивысшего политического «амвона» раздаются высказывания о том, что независимой Украине нужна независимая православная церковь. До недавнего времени ее называли «национальной», теперь употребляют термин «поместная», но с тем, же национальным содержанием этого понятия. Собственно, настаивают на полном разрыве Украинской православной церкви с Московским патриархатом, при этом, как и в государственной жизни, они не желают считаться с заведенными порядками и традициями.

Гражданские права и свободы, свято исполняемые и соблюдаемые, — это составная часть регионализации и федерализации. Не надо говорить, что все люди у нас равны и народовластие — не фикция, а норма жизни, если в своем доме (области, районе, городе) жители не в состоянии решить самостоятельно ни одного мало-мальски важного вопроса. По любому поводу — в Киев. Жить — только на то, что «спустил по разнарядке» Киев. Планировать и осуществлять — только с согласия Киева.

В гражданском обществе уже возникала идея второй палаты парламента. Обсуждалась, как помните, активно. Протестовали против нее как раз те, кто и сейчас против расширения прав регионов, потому как личной властью делиться не хотят и о своем благополучии думают. Но если мы собираемся строить мощную, современную и уважаемую Украину, то к мысли придется вернуться. Или получим раздираемую противоречиями страну, верящую в разных лидеров и разные обещания. Уверена: будь у нас двухпалатный парламент, никогда не было бы того раскола, который случился пять лет назад!

Но на современной административно-территориальной основе федеративную систему создать практически невозможно. Чтобы она стала экономически и социально рентабельной, необходимо на базе 26 нынешних областей образовать 10 — 11 земель согласно историческому районированию Украины: Волынь, Галичина, Подолье, Сиверщина, Слобожанщина, Донетчина, Новороссия и др. Каждая из федеральных земель в таком случае будет относительно крупным экономическим и демографическим образованием, способным обеспечить оптимальное развитие внутренней жизни. На федеральном уровне интересы регионов будет представлять вторая палата парламента. Все это исключит властно-административную централизацию, основанную на абсолютизации ценностей (культурно-исторических, идеологических, этнонациональных или конфессиональных), характерных только для одного региона и, безусловно, окажет стабилизирующее влияние на общественно-политические процессы в стране.

Задача государства в том и заключается, чтобы создать людям условия для максимально комфортной жизни. Каждый, кто хочет на свои деньги, уплаченные в виде налогов, читать Марину Цветаеву (в оригинале, разумеется) должен иметь такое право, как не должно ущемляться и право на знакомство с творчеством любимой поэтессы Олены Пчилки.

Любой гражданин Украины имеет право не носить вышиванки и шаровары и не впадать в экстаз от Трипольской культуры. И если в Киеве каждая четвертая вывеска на английском языке (в том числе и на государственных учреждениях), и за восемнадцать лет это национальную безопасность не подорвало, то не будет ничего страшного в том, если где-то вывески будут написаны и по-русски.

Стремясь влиться в семью европейских народов, мы должны сравнивать в первую очередь не цены на ширпотреб, а понять, что свобода истинного европейца заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Личная жизнь (английская «прайвэси») — наиболее тонкая сфера взаимоотношений человека и государства. Советский Союз во многом и погиб потому, что пролетарское государство слишком любило совать в частную жизнь не только нос, но и грязные лапы.

Научимся ли мы чему-нибудь на ошибках предшествующих поколений, или будем с упорством, идущего на нерест лосося рваться через тысячи препятствий к собственной гибели?

Джерело: Прес-служба Громадянського блоку "Нова Україна"

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Повернутися до архіву

Архів

Опитування

Мир на сході настане завдяки:

Результати опитувань

Пряма мова

Карта нової україни

Вiдео

Останні обговорення

Форум