Ми не були готові до асоціації в 2013 році і так само не готові до неї сьогодні. Сергій Лівенцов:«НОВА ПОЛІТИКА» завжди відкрита до діалогу Володимир Семиноженко: Потрібно жити своїм розумом, будувати країну виходячи із власних інтересів
ГоловнаГлавная
Регiональнi організацiї

Пошук

Теги

Пряма мова

Версія для друку 3 січня 2013

Анатолій Зленко: "Поки ми ресурс, а не партнери"

Профессиональный праздник дипломатов Украины, установленный президентским указом восемь лет назад, ежегодно отмечается 22 декабря. В преддверии этой даты — слово корифею отечественной дипломатии Анатолию Зленко, стоявшему у истоков принципов внешней политики нашего государства.


Анатолия Максимовича Зленко в прессе давно и привычно называют патриархом украинской дипломатии. Он прошел все служебные ступени еще в МИДе УССР, возглавив это ведомство в 1990 г. — за год до обретения Украиной независимости. Не будет преувеличением назвать его и в числе основателей внешнеполитического курса молодого украинского государства. Накануне Дня работников дипломатической службы, отмечаемого в Украине в декабре, Анатолий Максимович поделился с «2000» не только воспоминаниями о том, как утверждалась Украина на международной арене, но и своим видением глобальных вызовов перед нашей страной, которым уже сейчас надо дать адекватный государственнический ответ.
 
— Вы застали на важном посту министра иностранных дел в момент перехода нашей страны из статуса союзной республики в статус независимого государства в 1991 году. Чем вам запомнился этот период?
 
— 1991-й стал серьезным вызовом, сопровождаемым турбулентными процессами, которые были наполнены противоречиями, разочарованиями, неопределенностью и радостными ожиданиями. Все было похоже на кипящий вулкан, из которого вот-вот вырвется раскаленная плазма. Кремлевское руководство маневрировало и вело много разговоров. На словах как будто понимало, что нужно делать, но на деле проявляло полную несостоятельность. В качестве отвлекающего маневра была задумана так называемая перестройка. Но она так и не осуществилась, ее просто заговорили. Страна продолжала двигаться непонятным курсом, без опытного рулевого. Руководство не способно было дать вразумительный ответ на запросы и чаяния людей.
 
— Кто из деятелей тогда, по-вашему, сыграл ключевую роль в создании нашего государства?
 
— Решающую роль в этих процессах, бесспорно, сыграл народ Украины, который 1 декабря 1991 г. подтвердил на Всеукраинском референдуме Акт провозглашения независимости и тем самым ответил на вопрос, к чему стремится народ. Пожалуй, надо отдать должное народным депутатам первого созыва Верховной Рады, отдельным общественно-политическим организациям — Народному Руху, его лидерам — Вячеславу Чорновилу, Ивану Драчу и др. Справедливости ради отметим, что важную роль на этапе борьбы за новое государство также сыграл Леонид Кравчук, сумевший наладить диалог с обществом и представлять интересы власти перед народом.
 
— Какие внешнеполитические возможности того времени удалось реализовать в полной мере, а какие были упущены?
 
— Отечественной дипломатии в сжатые сроки удалось обеспечить международное признание независимости Украины, определить стратегические внешнеполитические ориентиры государства, создать новое внешнеполитическое ведомство и сформировать новую, государственного уровня, дипломатическую службу. В первый год независимости, она была признана более 100 государствами мира, и с молодой страной установили дипломатические отношения более 140 государств.
 
Скажу откровенно, не в полной мере сразу удалось решить комплекс вопросов, связанных с правопреемственностью после распада СССР. К сожалению, эти вопросы и сегодня остаются нерешенными для Украины — главным образом в украинско-российских отношениях. Эти вопросы, наряду с такими, как пребывание на территории Украины ЧФ РФ и ряд других, не менее важных, являются серьезным раздражителем в наших отношениях с Россией и в то же время головной болью для обоих государств. Ведь ясно, что от их решения зависит не только установление взаимного доверия и взаимовыгодного сотрудничества — это жизненная необходимость как для Украины, так и для России.
 
— Была ли возможность у Украины в 1991-м сохранить ядерный статус и есть ли смысл возрождать его?
 
— Эта тема вызывает у меня болезненные воспоминания. Скажу, что проблема ядерного потенциала в то время нависла над независимой Украиной и ее внешней политикой как черная грозовая туча. Принятое ВР решение о безъядерном в будущем статусе было использовано рядом ядерных государств, прежде всего США и Россией, и стало вскоре тяжелым бременем на пути государственного строительства. Нам ставились четкие условия: либо страна будет признана международным сообществом как независимое государство, либо станет, как прямо предупреждали, страной-парией, изгоем.
 
Понятно, что для молодого государства такая перспектива была бы просто катастрофической. Я рад, что нашей команде, активным украинским политикам и экспертам, удалось избежать подобного развития событий. Можно откровенно говорить, что у нас не было другого выбора, — только оставаться уважаемым государством в мировом сообществе. Поэтому, считаю, что в свое время ради сохранения независимости мы были вынуждены отказаться от ядерного оружия.
 
Разумеется, Украина справилась с брошенным ей вызовом, выдержала тест на профессионализм и ответственность. И возвращаться сейчас к противостоянию, острым дискуссиям и агрессивной риторике в ущерб уважению в мировом сообществе нет никакого смысла, не говоря уже о необходимых средствах для таких масштабных работ. Хотя научно-технический потенциал страны и ее индустриальная база, по мнению отдельных специалистов и основных сторонников этой идеи, достаточны для такой работы. Кстати, бывший глава МАГАТЕ Мохамед Эль-Барадей предсказывает, что в ближайшие годы удвоится число ядерных государств.
 
— Что нужно дорабатывать в сегодняшней отечественной дипломатии?
 
— Убежден, что ей необходимо придать и больше креативности, и больше внешнеполитической инициативы. Одновременно обеспечить необходимое развитие медиа-дипломатии, наладить информационное сопровождение оперативной деятельности.
 
— Какие из ваших начинаний на посту главы МИД преемники развили, а какие упустили из виду?
 
— Хотел бы акцентировать внимание на том, что при смене руководителей внешнеполитического ведомства сохранялась преемственность. Если говорить об упущениях, то первое, что можно отметить, — это менее активное привлечение украинской дипломатии, начиная с 2009 г., к переговорным процессам по энерготопливным вопросам. Мне не понятно, например, и такое упущение, как устранение отечественной дипломатии от переговоров при прокладывании РФ по территории отдельных стран Северного и Южного газопроводов. Мне не известно, учитывались ли интересы Украины, и если да, то как? А если нет, то почему?
 
— Насколько тенденция последнего десятилетия решать международные конфликты силой опасна для Украины?
 
— Мы придерживаемся принципов устава ООН и пытаемся сделать все для того, чтобы такая опасность для нашей страны не возникла. А в противном случае важно включать все механизмы нашей дипломатии.
 
Мы также не исповедуем принцип политики с позиции силы и, как я уже говорил, готовы и призываем другие страны к мирному и дипломатическому диалогу при решении любого конфликта. Очевидно, что там, где не справляется дипломатия, применяется сила, в том числе военная. В результате нарушаются права народов и государств, и пока все это, к сожалению, остается безнаказанным. Но это пока!
 
— Какие государства вы считаете наиболее последовательными союзниками нашей страны?
 
— Говорить сегодня о союзниках, пожалуй, преждевременно. На мой взгляд, можно наблюдать растущий интерес отдельных стран к Украине, что иногда переходит в партнерские отношения и в лучшем случае — в стратегическое партнерство. Партнерство, как мне представляется, предполагает обоюдное согласие на взаимодействие и развитие взаимовыгодного сотрудничества обеих стран. Союзнические отношения строятся совершенно на другой основе и предусматривают выработку общих подходов к внутренней и внешней политике.
 
Стратегическое партнерство с США, Россией, КНР и некоторыми другими странами — это еще далеко не союзнические отношения. В нашем случае применительно к перечисленным странам это партнерство, которое для нас важно, несмотря на асимметричность отношений с точки зрения потенциала этих стран. Конечно, от этого зависит налаживание более-менее доверительных и нормальных отношений. Поэтому можно было бы говорить о перспективе союзнических отношений с США, Россией, Польшей. Каждое из этих государств проявляет свой индивидуальный, специфический интерес к Украине. Тем не менее этот интерес пока не перерастает в последовательные отношения союзников.
 
— Как-то исчезла из обсуждения вообще некогда такая горячая тема, как вступать или не вступать в НАТО...
 
— Что касается НАТО, то не надо прятать голову в песок и уходить от обсуждения этого вопроса. НАТО — это реальность, которая стоит на вершине архитектуры евроатлантической безопасности и пытается построить архитектуру глобальной безопасности. Сегодня одна треть стран Большой Европы состоит в НАТО. Границы стран НАТО уже соприкасаются с государственной границей Украины. Что же нам делать? Отворачиваться было бы бессмысленно. Поэтому нужно сотрудничать, сотрудничать и еще раз сотрудничать. И искать для этого новые формы. Однако сегодня не нужно педалировать вопрос о членстве Украины в НАТО. К этому пока ни одна из сторон не готова. Вот когда наступит время, тогда и можно будет решать эти вопросы в спокойной атмосфере и на законодательной основе, никого не раздражая и обеспечивая свою национальную безопасность.
 
— Сегодня наблюдается тенденция к созданию торговых блоков, экономических союзов и объединений. Как это отражается на внешней политике Украины и как она воспринимает эти тенденции?
 
— Главный аргумент в пользу участия в торговых блоках — это создание условий для усиления экономической и торговой активности между странами-участниками. Но такое узкое понимание может привести к тому, что в долгосрочной перспективе страна рискует потерять своих производителей, издержки которых могут оказаться значительно выше, чем у импортеров. Национальный рынок будет планомерно насыщаться импортом, а покупательная способность населения — падать, что в результате приведет к снижению экономической активности и созданию условий для социальной напряженности. Это значит, что относиться к интернациональной стратегии как к простой либерализации торговли — опасно. Мы должны стремиться к тому, чтобы интеграция была направлена на стимулирование инвестиций, модернизацию и развитие производства, способного конкурировать на внутреннем и внешнем рынке.
 
— А грядущее Соглашение об ассоциации с ЕС — это либерализация торговли или интеграция?
 
— Соглашение об ассоциации с ЕС — не панацея и не конечная цель. Это всего лишь промежуточный этап на пути к ЕС. Сегодня уже можно услышать критику этого соглашения. Подчеркивается при этом, что соглашение о ЗСТ — обычное торговое соглашение и что оно предполагает создание всего лишь более либерального режима доступа европейских товаров на украинский рынок, а украинских — на европейский. Как утверждается, уже на втором шаге мы обнаружим, что в ЕС именно нетарифные ограничения гораздо более жесткие и непреодолимые, чем тарифные. Продукцию украинских предприятий не допустят на рынок исключительно по техническим причинам — из-за несоответствия стандартам ЕС. Нужно понимать, что Европейский Союз давно вышел за рамки идеи создания общего рынка — последние 10 лет мы наблюдаем реальное движение стран ЕС к построению федеративного государства с полным набором бюрократических институтов. Да и времена сейчас очень сложные. Уже нельзя все сводить лишь к тому, что наш успех один-единственный — вступление в ЕС. Вступили — значит достигли успеха, не вступили — значит проиграли.
 
Вступление в ЕС — это уравнение с большим количеством неизвестных. Когда будет новая волна расширения и будет ли она вообще? Неизвестно.
 
Как и неизвестно, будет ли поддержка на референдумах, которые понадобятся для каждой новой волны расширения после Балкан? В конце концов неизвестно, что в общем-то будет с мировой экономикой.
 
— Тогда позвольте гамлетовский вопрос — вступать или не вступать?
 
— Сегодня ситуация в Евросоюзе неблагоприятная для интеграции. Поэтому и нет смысла ломиться сломя голову в двери, за которыми царит политический, экономический и растущий моральный кризис. В этой связи привязываться только к будущему членству в ЕС — это привязываться к цели только частично, и это зависит не только от тебя. Разумнее поступила Турция, ориентировавшаяся на реформы по европейским критериям, консолидацию общества и экономический подъем.
 
Турция стала сильной не потому, что ее поддерживали сильные внешние игроки. Она просто справилась со своими внутренними проблемами. А проблемы были те же, что и у нас — коррупция, политический раздор.
 
Мы сейчас слабые и поэтому нужны России и ЕС, как ресурс. Когда станем сильными — будем нужны как партнеры. Об этом я писал в своей книге «Дипломатия и политика». Станем сильными, и возникнет треугольник Украина—Россия—ЕС. В перспективе так оно и получится. Тогда возникнет третий вариант «Украинского вопроса в Европе» — особый статус Украины как партнера ЕС и России. Чтобы не было тесновато в этом треугольнике, можно было бы поставить его на легальную основу, с заключением трехстороннего соглашения или ряда соглашений, в основе которых должны находиться такие принципы, как «дипломатическое равновесие» и «демократическое равенство сторон», возможность достижения компромисса и т. д.
 
Надо понимать, что ЕС с Украиной и ЕС без Украины — две абсолютно разные геополитические величины. Без Украины ЕС обрывается на середине Европы. С Украиной Евросоюз заканчивается мостом — к новым регионам и новым перспективам. Европа знает цену нашего потенциала, так же, как и Россия, поэтому вокруг нас и ведется нескончаемая борьба за влияние, и это хорошо. Важно лишь, чтобы мы были в этой борьбе не объектом, а игроком, т. е. чтобы была своя стратегия и своя цель.
 
Нам выгодно с теми, кто нас уважает как партнеров. Если это Россия — прекрасно, если это ЕС или Турция — тоже хорошо.
 
— Если с ЕС так все туманно, то, может, следует попробовать с Единым экономическим пространством, тоже — в будущем — союзом?
 
— Политические элиты и экспертная среда в Украине сейчас разделены в выборе приоритетов. Одни уже давно придерживаются евроинтеграционной политики. Другие — считают, что Украина должна быть в Евразийском экономическом союзе (ЕЭС). Это выглядит вроде того, что ЕС мне не нравится, а на ЕЭС следует обратить внимание. Просто в свою очередь хотел обратить внимание, что мы должны стремиться к тому, чтобы найти наиболее приемлемые и выгодные нам условия для дальнейшего успешного развития страны, сохранить нашу государственность и не стать разменной монетой в отношениях других партнеров и возможных союзников. Участие страны в создании Единого экономического союза становится вопросом внешней политики Украины.
 
ЕЭС — не цель, это инструмент и средство! Нам необходимо создать условия, при которых мы могли бы иметь высокотехнологичные производства, конкурировать как внутри союза, так и на новых быстрорастущих рынках Азии и Латинской Америки.
 
Некоторые предлагают сделать все, чтобы Киев стал одним из центров Евразийского экономического союза. На их взгляд, объединение должно строиться на новых принципах, в нем может быть несколько центров, которые придают системе стабильность.
 
Другие же утверждают, что мы должны стать равноправным партнером России и вместе строить экономическую и социальную модели как одного из основных мировых игроков. При этом берется за основу наша история, наш совместный опыт и наш культурный потенциал. Как мне представляется, украинской элите нужно понять главное: наш враг — время! Пока мы проедаем стареющий промышленно-хозяйственный комплекс Советского Союза, другие создают развитые экономики, строят современные транснациональные корпорации и закладывают основы процветания для будущих поколений. Интересам страны, требованиям и чаяниям своего народа альтернативы здесь не может быть!
Джерело: http://2000.net.ua/2000/forum/mnenie/86389

Додати повідомлення

Вам необхідно зареєструватися або авторизуватися для того щоб створювати нові повідомлення.

Повернутися до архіву

Архів

Опитування

Мир на сході настане завдяки:

Результати опитувань

Пряма мова

Карта нової україни

Вiдео

Останні обговорення