Ми не були готові до асоціації в 2013 році і так само не готові до неї сьогодні. Сергій Лівенцов:«НОВА ПОЛІТИКА» завжди відкрита до діалогу Володимир Семиноженко: Потрібно жити своїм розумом, будувати країну виходячи із власних інтересів
ГоловнаГлавная
Региональные организации

Поиск

Теги

Прямая речь

Версия для печати 21 июля 2010

Владимир Семиноженко: "Я стараюсь работать на настоящие вещи. На остальное просто жаль времени".

«Если посадить меня на необитаемый остров, я начну что-то создавать и там», — отвечает Владимир Семиноженко на вопрос «ВЕДОМОСТЕЙ» командный ли он человек или самодостаточный. Это подразумевается, что самодостаточный. Ни от кого не зависящий ни в действиях, ни в суждениях. Не нуждающийся ни в крыше, ни в общественной «ласке».


ОБРАЗ не случайный. В одном из интервью нашла похожий. Пошлют на Луну, шутил Семиноженко, стану думать, как эту Луну преобразовать. Те же две составляющие — созидание и... подальше от людей? Не понимают? Мешают? Достали?

Нет, спохватывается Владимир Петрович, «я человек командный». Но с условием: «команда единомышленников», которые «вместе делают красивое дело». А вот когда «начинаются какие-то моменты: тогда могут меня воспринять в этой части и некомандным».

ЗА ОТСТАВКУ Семиноженко (которого большинство опрошенных нами экспертов назвали человеком неконфликтным) с поста гуманитарного вице-премьера голосовали с редким «суперконституционным» единодушием.

«Разговоры о том, что было решающим, ни к чему. Любая мелочь могла сыграть, поскольку у Семиноженко нет ни своего партийного лобби, ни опоры в бизнес-группах. Его положение всегда было неустойчиво, — делится с «ВЕДОМОСТЯМИ» версией отставки Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии. — Мог просто попасть под горячую руку Януковичу. Кто-то президенту что-то сказал, и он, не разбираясь, дал команду уволить...»

Нет, считает Погребинский, у Семиноженко «ни популярности, ни известности партийной, ни там миллиарда долларов». Но почему нет популярности у человека, который трижды до того был вице-премьером и одно время возглавлял Партию регионов?

Семиноженко, если оценивать его по теории пассионарности Льва Гумилева, далеко не пассионарий. Он «гармоничная личность». Не в том бытовом смысле, который мы привыкли вкладывать. «Гармоничные» по Гумилеву — те, кто сам не поднимает народ, не водит его по пустыням десятки лет, не восходит за идею на костер. Они приходят вслед за пассионариями на выжженную революциями землю и строят. Налаживают хозяйство, дают работу вчерашним солдатам. Не забывая, конечно, о себе. Это полезные люди. Хотя на амбразуру, конечно, не бросятся...

Кто такой Семиноженко, если посмотреть на него вне рамок власти? Ученый. Физик-теоретик с мировым именем. Академик НАНУ.

Когда «ВЕДОМОСТИ» попросили академика навскидку назвать самые главные дела его жизни, Владимир Петрович назвал харьковский центр «Институт монокристаллов». История это давняя. Еще в советские времена институт произвел настоящий фурор, быстро превратившись в мощнейшее на просторах СССР НПО. В 1985 году Семиноженко назначают его гендиректором. В независимые времена объединение вышло на уровень европейский. О монокристаллах академик может говорить долго. Это и искусственные сапфиры — «кирпичики» современной микроэлектроники. И нанотехнологии в фармацевтике. И оборудование для НАТО, позволяющее находить взрывчатку в грузах.

Именно по этому, а не по тому, разгонять или нет Институт памяти, объединяться ли в союзное государство с Россией, надо судить о личности Семиноженко. Почему же при всем этом он постоянно рвется в политику. Получает больные удары по самолюбию и снова идет наступать на те же грабли?

«КАК ПОЛИТИКА я его не понял при всем моем уважении к нему как к человеку, ученому и таланту», — услышала от Александра Быструшкина, бывшего начальника службы гуманитарной политики секретариата президента. — Не вижу у Семиноженко четкой позиции. А когда нет такой позиции, за которую ты, как говорится, готов умереть, то нечего идти во власть».

«Я часто свою позицию демонстрировал очень резко, — возразил на это в разговоре с «ВЕДОМОСТЯМИ» Семиноженко. — А с другой стороны, надо всегда рассчитывать это рвение бросаться на амбразуру, и ставить на другую чашу весов результативность. Сегодня кинуться на амбразуру означает стать радикальным оппозиционером, ну и что дальше? Любая общественная деятельность политика должна быть продуктивной, а не сотрясанием воздуха. Суета, конъюнктура проходят, а настоящие вещи остаются. Я стараюсь работать на настоящие вещи. На остальное просто жаль времени».

А настоящие вещи — это, по мнению Семиноженко, модернизация экономики страны, повышения ее наукоемкости.

Ради них нужен доступ к власти. Что это такое, он понял еще с советских времен. Пробивая разработки и выбивая средства для НПО, «видел Москву по два раза в неделю», был знаком, как сам вспоминает, почти со всеми членами Политбюро времен перестройки.

На заре независимости интеллектуалы, ученые, технари шли в парламент, во власть, чтобы строить «правильную» наконец-то страну. Технократ Семиноженко в 90-х — и координатор межфракционного депутатского объединения «Наука Украины» в ВР, и министр по делам науки и технологий. «Без преувеличения фантастически мы лоббировали некоторые законы, — говорит о том времени. — Никто не мог представить, что нам удастся конституционным большинством принять закон о технопарках, ибо это значило, что определенное время деньги, вместо того, чтобы безадресно попадать в бюджет, будут идти на спецсчета технопарков и расходоваться на их развитие».

Десять лет назад академик Семиноженко был одним из инициаторов создания Партии регионов. Руководил группой экспертов, писавших программу. Был главным идеологом партии. Два года возглавлял ПР. Ему представлялось, что Донецкий регион «обречен стать привлекательным» для инновационных программ. Но пошло не так, как мечталось. «Начались дрязги в Партии регионов — я оставил кресло председателя, меня меняет на посту Янукович». А в 2005-м Семиноженко вообще выходит из ПР («упрощение партии до финансово-политического клуба мне никогда не импонировало»). В украинском бизнесе разочарован до сих пор: «Живут сырьевыми категориями. Наши олигархи — от металла, от угля. А в мире — от головы».

Может быть, и эта, самая последняя отставка произошла из-за различия в понимании природы и стратегии бизнеса? Ведь, по словам Михаила Погребинского, Владимир Семиноженко — «единственный человек в правительстве, который понимал сегодняшние цивилизационные вызовы».

В ответ на некрасивую отставку, он слова резкого не сказал. Уверял нас, что у него в Регионах «достаточно единомышленников, начиная с главы партии Николая Яновича Азарова». Рассказал, что «добрая половина фракции» уже извинялась перед ним — «поверьте, столько было звонков, встреч». А моральный осадок? «Ко всему отношусь философски, — ответил на это, — как к определенному уроку — какие надо сделать выводы. Не более того».

Только одно «доставляет дискомфорт» Владимиру Петровичу — как бы с его отставкой не кануло в Лету «огромное количество наработок серьезнейших системных подходов в медицине, в социальных реформах». А то ведь, вспоминает, уходишь с вице-премьерства, потом приходишь снова через некоторое время и «не наблюдаешь даже следов» того, что делал.

За Что еще недолюбливают Семиноженко «конкретные» политики — так это за вызывающее эстетство. Да, он сибарит и эстет. Живет в свое удовольствие. Бегает по утрам. Гордится, что вряд ли кто из политиков рискнет посоревноваться с ним в армрестлинге. Сжигает адреналин, гоняя на квадроцикле по буеракам. Однажды это закончилось переломом ребер и разрывом легкого. Но и после травмы гоняет. Знает толк в еде. Уху свою готовит по-особому, доливая водку в качестве специи. Да даже «яичницу по моему рецепту вообще мало кто умеет жарить, это целое искусство».

Но, кроме того, он еще и художник. Причем — незаурядный, «слепок поэзии и неспешной философии», как сказал известный коллега по художественному цеху. Вице-президент Академии искусств Украины. А еще — певец, баритон. И в этом признан и оценен. Давал концерты во Дворце «Украина».

Откуда такая любовь к искусствам? «Мы, физики-теоретики, знаем, что все красивое — правильно. Нас учили: если формула некрасивая, то где-то допущена ошибка», — говорит академик. Формулу собственной жизни он тоже вычертил изысканно: «Поступать в меру своих убеждений и жить в комфорте с самим собой. А жить в комфорте с самим собой, значит минимизировать количество воспоминаний, от которых тебе стыдно».

Прекрасное кредо. Для жизни на необитаемом острове.

«Я родился в Киеве на Красноармейской, но жил также на Волге и в Чечено-Ингушетии. Взрослую жизнь начал в Харькове»

«Вы не поверите, но испытываю огромное удовольствие, когда картошку сажаю»

«Дедушка и бабушка учили меня крыть соломой крышу. Я, наверное, единственный из политиков, кто знает эту технологию в совершенстве!»

Источник: Киевские ведомости

Добавить сообщение

Вам необходимо зарегистрироваться или авторизироваться для того, что бы создавать новые сообщения.

Вернуться в архив

Архив

Прямая речь

Карта новой украины

Видео

Последние обсуждения